Главная / Помощь по уголовным делам. УДО. Замена наказания. / Судебная практика рассмотрения уголовных дел о мошенничестве в сфере кредитования

Судебная практика рассмотрения уголовных дел о мошенничестве в сфере кредитования

 

IMG_1887Адвокат города Саратова и Саратовской области, Боряев Андрей Александрович оказывает квалифицированную юридическую помощь и услуги на профессиональной основе по уголовным делам.

 

Если Вас вызвали, доставили в правоохранительные органы или Вы являетесь подозреваемым, обвиняемым по уголовному делу, то Вы в любом случае имеете право на адвоката. 

 

Проведение всех следственных действий законно только в присутствии адвоката.

 

Что бы обезопасить себя и вовремя защитить свои права у Вас всегда должен быть номер адвоката.

 

Запишите мой номер телефона и в случае возникновения нестандартных ситуации звоните мне.

 

Если мой номер не отвечает, значит я нахожусь в судебном заседании или на следственных действиях. В таком случае смело заявляйте следователю, дознавателю или оперуполномоченному о том, что у Вас есть свой адвокат и предоставьте им мои данные, для того что бы они связывались со мной.

 

Настоятельно не рекомендую идти на поводу у сотрудников правоохранительных органов и давать свои объяснения или показания без участия вашего адвоката.

 

Вы имеете право на то, что бы все ваши действия были проведены с Вашим адвокатом.

  

В случае если у Вас возник вопрос, касающийся Ваших гражданских прав, Вы можете проконсультироваться у меня по телефону или согласовать время очной консультации, а также задать свой вопрос,  перейдя по ссылке  "задать свой вопрос адвокату".

 

Также могу оказать юридическую помощь дистанционно (удаленно), для чего пройдите по ссылке Моя помощь жителям других городов 

 

Адрес: Россия, г. Саратов, ул Чернышевского,  д. 60/62, оф. 509. 

Здание "Фрегат" напротив бассейна "Саратов", (район ледового дворца спорта «Кристалл», район Городского парка.) 

Телефон: +7 (8452) 32- 47- 97, в федеральном формате: +7 962-622-47-97

 E-mail: 324797@mail.ru 

 

 

Судебная практика рассмотрения уголовных дел о мошенничестве в сфере кредитования

Практика Саратовского областного суда http://oblsud.sar.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=9782 

Мошенничество представляет собой одну из форм хищения чужого имущества, посягающую на право собственности. Сущность мошеннических способов изъятия чужого имущества состоит в том, что потерпевший сам передает мошеннику имущество или право на имущество, полагая, что тот действует правомерно. Внешняя добровольность - наиболее важный признак, который отличает мошенничество от всех иных форм хищения. При этом добровольность действий лица, обманутого или введенного в заблуждение, не влияет на юридическую ничтожность сделки. При этом обман выражается в сознательном искажении или замалчивании истины, то есть в сообщении ложных сведений либо в умышленном умолчании о фактах, сообщение которых было обязательным. Обман может относиться к личности, предмету, событиям и фактам, может выражаться в устной, письменной либо иной форме.

Законодатель, дополнив УК новыми статьями, сохранил ст. 159 УК РФ, предусматривающую уголовную ответственность за мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. По мысли законодателя ст. 159 УК РФ действует как общая норма для остальных видов мошенничества, если отсутствуют специальные признаки, установленные в ст. ст. 1591 УК РФ - 1596 УК РФ.

В соответствии со ст. 1591 УК РФ выделяется мошенничество в сфере кредитования, то есть хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Статья имеет четыре части, в которых соответственно установлена ответственность за преступление без отягчающих обстоятельств (ч. 1), совершенное группой лиц по предварительному сговору (ч. 2), с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере (ч. 3), организованной группой либо в особо крупном размере (ч. 4). Статья 1591 УК РФ имеет примечание, в котором законодатель определил величину крупного размера стоимости похищенного имущества - свыше 1,5 млн. руб. и особо крупного размера - свыше 6 млн. руб.

Примечание распространяется на все новые виды мошенничества, за исключением, установленных в ст. 1592 УК РФ (мошенничество при получении выплат), где крупный размер, как и в ст. 159 УК РФ, должен превышать 250 тыс. руб., а особо крупный - 1 млн. руб.

Объективная сторона содеянного заключается в совершении хищения путем предоставления заемщиком кредитору (банку) заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Ими может быть любая информация, оговоренная условиями кредитования и официально переданная заемщиком (его представителями) кредитору (его специально уполномоченным представителям). Преступное деяние считается оконченным с момента получения заемщиком суммы денег (товара), определенной в договоре кредитования, а равно приобретения им юридического права на распоряжение такими деньгами (товарами).

В качестве примера мошенничества в сфере кредитования можно привести уголовное дело, рассмотренное районным судом Саратовской области в отношении Ш.В.А. и Ш.М.В., осужденных по ч.2 ст. 1591 УК РФ. По делу установлено, что 14 декабря 2011 года осужденные по предварительному сговору решили оформить на имя Ш.М.В. в магазине «П.» товар в кредит через банк ЗАО «Б.» с целью обналичивания денежных средств и без цели погашать кредит. Для получения кредита Ш.М.В. сообщила банку ложные сведения о своем месте работы, ежемесячном доходе и месте жительства. В результате преступных действий Ш.М.В. приобрела в магазине товар на сумму 31526 рублей на кредитные средства ЗАО «Б.», после чего Ш.В.А. данный товар продала третьим лицам, при этом обязательства по кредитному договору не исполнялись.

При квалификации мошенничества в сфере кредитования следует иметь в виду, что лицом, выполняющим объективную сторону преступления, может быть только заемщик, который состоит в договорных отношениях с кредитной организацией. Если данное обстоятельство судом не установлено, действия подсудимого должны квалифицироваться по ст. 159 УК РФ.

Таким примером может служить уголовное дело, рассмотренное районным судом Саратовской области в отношении С.Н.А., действия которой квалифицированы по ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159 УК РФ. С.Н.А., являясь директором и учредителем ООО «Л.», с использованием своего служебного положения мошенническим способом получила денежные средства банка ООО «Х.» в размере около 2 млн. рублей, банка ООО КБ «Р.» в размере 144 тыс. рублей, Банка В. в размере около 200 тыс. рублей. Как установлено по делу, осужденная находила граждан, которым требовались заемные денежные средства. С гражданами от имени ООО «Л.» заключала фиктивные договора на изготовление пластиковых окон, по которым часть денег за товар должна быть оплачена кредитными средствами банков. Для получения гражданами кредита в банки она за них предоставляла ложные сведения о месте их работы, ежемесячном доходе. Когда банками кредиты гражданам были одобрены, кредитные денежные средства перечислялись на счета ООО «Л.», снимались С.Н.А. и использовались по ее личному усмотрению. Гражданам полученные деньги, а также пластиковые окна не передавались по различным надуманным причинам. Указанные действия С.Н.А. верно квалифицированы по каждому эпизоду по ч.3 ст. 159 УК РФ.

Сам по себе факт предоставления заемщиком кредитору (банку) заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, в зависимости от обстоятельств дела, может содержать признаки приготовления к мошенничеству в сфере кредитования или покушения на совершение такого преступления.

 

Практика Ульяновского областного суда:  http://uloblsud.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2984

1. Мошенничество в сфере кредитования (ст. 1591 УК РФ).
1.1. Вызывает ли затруднение у судов отграничение преступления, предусмотренного ст.1591 УК РФ, от преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ? Приведите примеры переквалификации содеянного со ст. 1591 УК РФ на ст. 176 УК РФ.

Случаев переквалификации действий виновного лица со ст. 1591 УК РФ на ст.176 УК РФ в практике судов Ульяновской области не было. 
Вместе с тем, отграничивая преступление, предусмотренное ст. 1591 УК РФ, от преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, следует учитывать, что состав незаконного получения кредита (ст. 176 УК РФ) включает в число обязательных признаков обман в виде представления банку или другому кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, в результате которого лицо незаконно получает кредит или льготные условия кредитования и причиняет крупный ущерб. Таким образом, здесь, как и в мошенничестве, присутствуют обман и причинение имущественного ущерба потерпевшему. Больше того, в незаконном получении кредита потерпевший сам передает виновному кредитные средства, которые не возвращаются.
Основное разграничение составов должно производиться по субъективной стороне. Если лицо еще до получения кредита, представляя фальсифицированные документы в банк или иному кредитору, собиралось присвоить выделенные средства, что и сделало, имеет место хищение в форме мошенничества в сфере кредитования. Иначе - если лицо не преследовало такой цели первоначально, но не смогло в силу объективных и субъективных причин вернуть кредитные средства. Здесь мошенничество отсутствует и содеянное должно квалифицироваться по ст.176 УК РФ при наличии других необходимых признаков. Кроме того, незаконное получение кредита может быть совершено только специальным субъектом – индивидуальным предпринимателем или руководителем организации.

1.2. Встречались ли в практике случаи квалификации по ст. 1591 УК РФ действий, состоящих в обмане кредитора, если эти действия не были сопряжены с представлением документов, содержащих заведомо недостоверную информацию, а заключались, например, в ложных уверениях относительно исполнения соответствующих обязательств либо совершении соответствующих действий, например, в проставлении мошенником подписи в кредитном договоре.

За анализируемый период в практике судов Ульяновской области отсутствуют случаи квалификации по ст. 1591 УК РФ действий, состоящих в обмане кредитора, когда эти действия заключались, например, в ложных уверениях относительно исполнения соответствующих обязательств либо совершении соответствующих действий, например, в проставлении мошенником подписи в кредитном договоре.

1.3. Кого суды признавали в качестве «иных кредиторов».

В качестве «иных кредиторов» суды признают организации (юридические лица), осуществляющие микрофинансовую деятельность в соответствии с действующим законодательством и предоставляющие микрозаймы заемщикам.

1.4. Имелись ли в практике случаи квалификации по данной статье мошенничества, совершенного под видом получения товарного или коммерческого кредита?

В анализируемом периоде в работе судов Ульяновской области имели место случаи квалификации по ст. 1591 УК РФ мошенничества, совершенного под видом получения товарного или коммерческого кредита. 
Так, приговором мирового судьи судебного участка № 1 Ленинского района г.Ульяновска по ч. 1 ст. 1591 УК РФ, то есть за совершение мошенничества в сфере кредитования, был осужден В. , у которого, как установил суд, из корыстных побуждений возник умысел на хищение чужого имущества путем оформления в кредит нетбука по данным паспорта постороннего ему человека. Осуществляя свои преступные намерения, В. направил в ООО «Х. » заявку на получение кредита, к которой приложил фото незнакомого ему М. и копию паспорта и военного билета незнакомого ему С. Получив обманным путем кредит, В. использовал его для приобретения нетбука. Впоследствии В. кредит не выплачивал, нетбук продал неустановленному лицу, тем самым извлек для себя материальную выгоду. 
Действия В. мировой судья квалифицировал по ч. 1 ст. 1591 УК РФ как мошенничество в сфере кредитования, то есть хищение денежных средств заемщиком путем предоставления банку заведомо ложных сведений.

1.5. Какие сведения суды признавали «заведомо ложными», а какие – «недостоверными»? В каких случаях суды признавали сведения одновременно «заведомо ложными» и «недостоверными»? Проиллюстрируйте на примерах.

«Заведомо ложными» сведениями суды признают такие сведения об имущественном положении, которые служат основанием для выдачи кредита и полностью не соответствуют действительности (фальшивые справки о доходах, заработной плате, фальшивый документ, удостоверяющий личность); «недостоверными» - те, которые соответствовали фактическим данным, но в силу определенных условий утратили достоверность (например, данные о доходах или заработной плате, месте работы за прошлый период).
Вместе с тем следует отметить, что указание в законе на «заведомость» и возможность совершения мошенничества только с прямым умыслом свидетельствует о том, что «ложные» и «недостоверные» сведения, о которых идет речь в ч. 1 ст. 1591 УК РФ, по своей сути понятия равнозначные.

Ситуации, когда виновный предоставлял банку или иному кредитору сведения, являющиеся одновременно заведомо ложными и недостоверными, имели место в практике судов Ульяновской области.

Примером может служить приговор мирового судьи Заволжского судебного района г. Ульяновска по уголовному делу в отношении Ч. , осужденного по ч.1 ст.1591 УК РФ.

Так, 16 декабря 2012 года Ч. , используя имевшиеся у него сотовый телефон с доступом в интернет и паспорт гражданина РФ на имя Щ. , направил в ЗАО «Банк Т.» по электронной почте заявление-анкету от имени Щ., предоставив тем самым данному банку заведомо ложные и недостоверные сведения о заемщике. 22 января 2013 года Ч. , злоупотребляя доверием Щ. , введя его в заблуждение относительно принадлежности полученного им ценного письма, забрал у Щ. данное письмо с имевшейся внутри него кредитной картой банка. 30 января 2013 года Ч. , представившись Щ. и сообщив представителю банка заведомо ложные и недостоверные сведения о заемщике, активировал указанную выше кредитную карту, после чего в тот же день провел операцию по снятию денежных средств, содержащихся на пластиковой карте на общую сумму 4000 рублей, распорядившись ими впоследствии по своему усмотрению.
Мировой судья квалифицировал действия Ч. по ч.1 ст. 1591 УК РФ – совершение мошенничества, то есть хищение денежных средств заемщиком путем представления банку заведомо ложных и недостоверных сведений.

 

 

Практика Железнодорожного суда г. Барнаула http://zheleznodorozhny.alt.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=857

Согласно тематическому плану проведения занятий-семинаров повышения квалификации судей-криминалистов Железнодорожного районного суда г. Барнаула на 2-ое полугодие 2014 года подготовлена тема «Судебная практика рассмотрения уголовных дел о мошенничестве в сфере кредитования».

Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" в Уголовный кодекс РФ введена дифференциация мошенничества.

Необходимость внесенных изменений и дополнений обусловлена развитием в стране экономических отношений, модернизацией банковского сектора, развитием отрасли страхования, инвестиционной деятельности, информационных и промышленных технологий и предоставлением новых видов услуг, которые неизбежно порождают новые схемы, способы хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество.

В соответствии со ст. 159.1 УК РФ выделяется мошенничество в сфере кредитования, то есть хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Статья имеет четыре части, в которых соответственно установлена ответственность за преступление без отягчающих обстоятельств (ч.1), совершенное группой лиц по предварительному сговору (ч.2), с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере (ч.3), организованной группой либо в особо крупном размере (ч.4).

Статья159.1 УК РФ имеет примечание, в котором законодатель определил величину крупного размера стоимости похищенного имущества - свыше 1,5 млн руб. и особо крупного размера - свыше 6000 000 руб. Примечание распространяется на все новые виды мошенничества, за исключением установленных в ст.159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат), где крупный размер, как и в ст. 159 УК РФ, должен превышать 250 000 руб., а особо крупный - 1000000 руб.

 

Мошенничество в сфере кредитования - квалифицированный вид мошенничества. Совершение данного преступного деяния возможно исключительно в области кредитных отношений. Кредитование - взаимоотношения между кредитором и заемщиком; возвратное движение стоимости; движение платежных средств на началах возвратности; движение ссуженной стоимости; движение ссудного капитала; размещение и использование ресурсов на началах возвратности; предоставление настоящих денег взамен будущих денег и др. Основой кредита является оговоренное договором разрешение одному лицу пользоваться капиталом другого лица.

Выделяют следующие виды кредита:

Товарный кредит - передача во временное пользование конкретной вещи, определенной родовыми признаками. Как правило, это поставка товаров с отсрочкой оплаты (обычно от производителя в адрес торговой организации), продажа в рассрочку, аренда (прокат) имущества, лизинг оборудования, товарная ссуда, некоторые варианты ответственного хранения. В ряде случаев возвращать надлежит то же самое или аналогичное имущество с дополнительной оплатой или без таковой.

Денежный кредит - передача во временное пользование оговоренной суммы денег с условием ее возврата через определенное время, как правило, с уплатой процентов.

Смешанная форма кредита имеет место в том случае, когда кредит был предоставлен в форме товара, а возвращен деньгами или наоборот.

Диспозиция комментируемой нормы имеет бланкетный характер, следовательно, ее применению должен предшествовать факт установления конкретной нормативной базы, регламентирующей отношения кредитора и заемщика.

Объект анализируемого преступления полностью совпадает с родовым объектом хищения - это общественные отношения, сложившиеся в сфере кредитования. Как и мошенничество вообще, квалифицированное мошенничество в сфере кредитования - всегда хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

При этом форма объективной стороны содеянного строго ограничена законодателем: совершение хищения путем предоставления заемщиком кредитору (банку) заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Ими может быть любая информация, оговоренная условиями кредитования и официально переданная заемщиком (его представителями) кредитору (его специально уполномоченным представителям).

Заемщик предоставляет "...банку или иному кредитору заведомо ложные и (или) недостоверные сведения" (ч. 1 ст. 159.1 УК РФ).

Ложный - содержащий ложь, неправду, неправильный, ошибочный, мнимый, обманчивый .

Недостоверные сведения - это сведения, не соответствующие действительности. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах. В контексте ст. 159.1 УК РФ указанные термины различаются следующим: ложная информация - это информация, изначально содержащая не соответствующие действительности сведения. Недостоверные сведения могут изначально не быть ложными, но при определенных условиях (о которых, несомненно, знает заемщик) приводить кредитора к ошибочным представлениям о фактическом финансовом положении будущего должника. Например, потенциальный заемщик представляет банку реальную справку 2-НДФЛ и другие документы, которые требует банк, однако умалчивает о своих существенных финансовых обязательствах по договору найма, залога и т.п.

В диспозиции ст. 159.1 УК РФ законодатель использует для обозначения потерпевшего от мошенничества термин "кредитор". Таковым может быть не только кредитная организация, в том числе банк, но и любое физическое или юридическое лицо, дающее денежные средства взаймы. Следовательно, если физическое лицо дает взаймы денежные средства другому лицу, то состав преступления будет в случае, когда последнее обещает, например, отдать деньги в оговоренный срок, но этого не делает.

По сути, субъект обращается в банк или к иному кредитору с просьбой о выдаче кредита. Поскольку имущественное положение или иные характеристики субъекта не позволяют ему претендовать на положительное решение кредитора, субъект сообщает ложные сведения, предоставляет кредитору подложные документы и т.д.

В ст. 159.1 УК РФ изложено описание материального состава, т.е. преступление считается оконченным с момента передачи денежных средств и (или) перечисления их на кредитную карту на основании ложных (недостоверных) сведений о финансовых возможностях заемщика. Статья 897 ГК РФ указывает, что договор займа, к которому относится кредитный договор, считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" разъяснено, что, если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности... со времени заключения договора...). Вместе с тем законодатель определил мошенничество в сфере кредитования уже, нежели мошенничество, предусмотренное ст. 159 УК РФ. Последнее понимается не только как хищение чужого имущества, но и как приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. В свою очередь мошенничество в сфере кредитования возможно только в форме хищения.

Таким образом преступное деяние считается законченным с момента получения заемщиком суммы денег (товара), определенной в договоре кредитования, а равно приобретения им юридического права на распоряжение такими деньгами (товарами).

Следовательно, в случае, когда заемщик представил ложные сведения (документы), а в процессе проверки банком данная информация была выявлена, содеянное следует квалифицировать как покушение. Если же банком был выдан кредит или кредитная карта, то содеянное надлежит квалифицировать как оконченное преступление, даже если преступник не успел использовать заемные средства по своему усмотрению.

Мошенничество в сфере кредитования, совершенное с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК и соответствующей частью статьи 159.1 УК РФ.

Если подделавший официальный документ по независящим от него обстоятельствам не смог им воспользоваться, содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 327 и ч. 1 ст. 30 УК РФ, ч. 4 ст.159.1 УК РФ как приготовление к мошенничеству в сфере кредитования.

Если лицо изготовило поддельный документ с целью мошенничества в сфере кредитования, использовало его с этой целью, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ, а также ч. 3 ст. 30 УК РФ и, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, соответствующей частью статьи159.1 УК РФ.

 

Так, Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска Челябинской области признал виновной гражданку К. по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 327 УК РФ, ч. 1 ст. 159.1 УК РФ, которая, вначале передав паспорт неустановленному следствием лицу для внесения изменений в фамилию в своем паспорте, впоследствии воспользовалась им при получении кредита на сумму 30000 руб. (Приговор от 16 января 2013 г. Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска (Челябинская область) // http://sudact.ru.).

Тем не менее, практика не единообразна в решении обсуждаемого вопроса. В одних случаях подобного рода деяния квалифицируются как покушение на мошенничество, а подделку документов признают способом совершения мошенничества. В других случаях, усматривая оконченный состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, приготовления или покушения на мошенничество не вменяют.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Приморского краевого суда рассмотрела в судебном заседании кассационное представление на приговор Фрунзенского районного суда г. Владивостока от 1 октября 2012 г., которым Г. осужден по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ). По ч. 2 ст. 327 УК РФ судом обвинение признано излишним, "...поскольку приобретение самонаборной печати... изготовление поддельной печати, которая была использована при заключении договора купли-продажи... и при изготовлении справки-счета... фактически явились способом совершения мошеннических действий (выделено нами. - М.У., С.Ш.)" (Кассационное определение N 22-487 от 17 января 2013 г. Приморский краевой суд (Приморский край) // http://sudact.ru.). Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 прямо указано, что хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью ст. 159 УК РФ.

В другом уголовном деле суд усмотрел признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, однако юридической оценки деяния как приготовления к мошенничеству в области предпринимательской деятельности не дал. Суть преступного замысла Г. заключалась в том, что с помощью цветного принтера преступник изготовил ряд документов, дающих право на покупку земельного участка. Поддельные документы он передал юристу для оформления права собственности на интересующий земельный участок, однако реализовать задуманное не смог по независящим от Г. обстоятельствам (Приговор от 24 декабря 2012 г. Ленинский районный суд г. Магнитогорска (Челябинская область) // http://sudact.ru.)

Не дано юридической оценки как покушению на получение кредита путем использования поддельных документов и такому деянию. С., склонив своего знакомого директора ООО выдать ему поддельную справку 2-НДФЛ и трудовую книжку, предоставил указанные документы в банк в целях получения кредита. Однако реализовать преступный умысел на получение кредита по поддельным документам у С. не получилось. Красночикойский районный суд Забайкальского края признал С. виновным только по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ (Приговор от 20 декабря 2012 г. Красночикойский районный суд (Забайкальский край) // http://sudact.ru.). Аналогичное решение принял Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска Челябинской области, признав виновной в подделке справки 2-НДФЛ по ч. 1 ст. 327 УК РФ К., которая в целях получения кредита представила указанную справку в банк, где работниками банка подделка была выявлена (Приговор от 10 декабря 2012 г. Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска (Челябинская область) // http://sudact.ru.).

Применение ст. 159.1 УК РФ без совокупности со ст. 327 УК РФ возможно, когда заемщик предоставляет ложную информацию устно, т.е. без документального подтверждения. Также не требуется дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ в случае, когда мошеннические действия совершает одно лицо, а подделку документов - другое (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51), либо если мошенник, пользуясь сходством с владельцем похищенного им паспорта, представляет кредитору такой паспорт (в который искаженные данные не внесены), заключая договор, обязательства по которому не собирается выполнять, на другое имя, правила определения совокупности преступлений при квалификации мошенничества, предусмотренного ст. 159 УК РФ и ст. 327 УК РФ, изложенные в названном Постановлении Пленума, применимы и при решении вопроса о наличии либо отсутствии совокупности ст. 159.1 УК РФ и ст. 327 УК РФ.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ является любое дееспособное лицо, достигшее 16-летнего возраста. Следует обратить внимание, что субъект - специальный, это лицо, являющееся заемщиком. Словарь экономических терминов определяет заемщика как одного из субъектов кредитных отношений, получателя кредита, который гарантирует возвращение временно заимствованных средств, оплату предоставленного кредита. Ошибки при определении признаков данного субъекта становятся причиной необоснованного отказа в уголовном преследовании мошенников.

Субъективная сторона - прямой, конкретизированный умысел. О наличии умысла, направленного на мошенничество в сфере кредитования, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство, использование им фиктивных уставных документов, фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Перечисленные обстоятельства сами по себе не обязательно свидетельствуют о наличии мошенничества в сфере кредитования, в каждом конкретном случае должно быть достоверно установлено, что лицо, совершившее определенные действия, заведомо не намеревалось исполнять обязательства заемщика. Создание коммерческой организации без намерения фактически осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющей целью хищение кредитных средств, полностью охватывается составом мошенничества в сфере кредитования.

Дифференциация мошенничества, введенная в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации", поставила проблемы, одной из которых является квалификация деяний, совершенных до вступления в силу этого Федерального закона. Согласно ч. 3 ст. 17 УК РФ четко определено, что если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Одним из случаев, требующих применения положений об обратной силе уголовного закона, являются случаи выделения новым уголовным законом специальных норм, устанавливающих уголовную ответственность за деяния, которые по старому уголовному закону квалифицировались не по специальной норме, а по общей. В подобных ситуациях происходит не криминализация деяния, а уточнение его правовой оценки.

В связи с этим, подлежат пересмотру и приговоры, вступившие в законную силу.

На практике встречается немало случаев, когда с учетом конкретных обстоятельств дела оснований для переквалификации деяния нет.

Так, в Завьяловский районный суд Удмуртской Республики с ходатайством о пересмотре приговора Сарапульского городского суда Удмуртской Республики от 14 марта 2007 г. в связи с изменениями уголовного закона обратился М., осужденный по ч. 2 ст. 159 УК РФ. Суд, отказывая своим постановлением от 20 мая 2013 г. в удовлетворении ходатайства, указал, что М. осужден по ч. 2 ст. 159 УК РФ за совершение хищения сотового телефона путем злоупотребления доверием сотрудников магазина, а именно путем указания в анкете покупателя ложных сведений о месте работы, должности, размере дохода в целях приобретения указанного товара в кредит.

Поскольку предметом хищения, совершенного М. по этому преступлению, были не кредитные денежные средства, а иное имущество, его действия, по мнению суда, не могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 159.1 УК РФ.

При внешней схожести деяний есть и противоположные решения.

Постановлением Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 23 мая 2013 г. удовлетворено ходатайство З. о пересмотре приговора Можгинского районного суда Удмуртской Республики от 20 августа 2012 г., которым З. осужден по 4 эпизодам по ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Суд указал следующее. В уголовный закон введены новые составы мошенничества, являющиеся специальными нормами по отношению к основной ст. 159 УК РФ и влекущие необходимость применения правил конкуренции норм, предусмотренных ч. 3 ст. 17 УК. РФ.

В частности, ч. 1 ст. 159.1 УК РФ установлена уголовная ответственность за мошенничество в сфере кредитования, т.е. хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений.

Согласно установленным обстоятельствам З. с целью хищения денежных средств банка, представив заведомо ложные сведения о месте работы и доходах, в магазине бытовой электроники заключил договоры потребительского кредита и приобрел за счет кредитных средств банка товар на сумму свыше 80 тыс. руб., не намереваясь возвращать кредит. При таких обстоятельствах содеянное З. по каждому эпизоду подлежит квалификации по ч. 2 ст. 159.1 УК РФ, а назначенное наказание соразмерному снижению.

На практике встречаются ситуации, когда в пересмотре приговоров суды отказывают по процессуальным основаниям, со ссылкой на необходимость исследования конкретных обстоятельств дела.

Апелляционным определением Московского городского суда от 25 февраля 2013 г. оставлено без изменения постановление суда, которым отказано в удовлетворении ходатайства о приведении в соответствие с действующим законодательством приговора Кузьминского районного суда г. Москвы от 7 июля 2012 г., по которому В.И. осуждена по ч. 2 ст. 325, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ. Апелляционная коллегия указала следующее.

Согласно п. 13 ст. 397 УПК РФ при исполнении приговора суд рассматривает вопрос об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу в соответствии со ст. 10 УК РФ. Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ введена ответственность за мошеннические действия в сфере кредитования, предусмотренная ст. 159.1 УК РФ. При этом действие ст. 159.1 УК РФ сохранено.

Как следует из материалов дела, В.И. осуждена за похищение у гражданина паспорта и хищение денежных средств в банках путем получения кредита с использованием поддельного паспорта. Исходя из того что в настоящее время существует ответственность как за мошенничество, так и за мошенничество в сфере кредитования, суд в своем постановлении обоснованно указал, что в порядке ст. 397 УПК РФ и ст. 10 УК РФ невозможно разрешить вопрос о переквалификации действий осужденной В.И., поскольку это требует юридической оценки ее действий. Требует проверки тот факт, совершала ли В.И. мошеннические действия в сфере кредитования и использовала ли она для этого поддельные документы, что не входит в компетенцию суда в рамках рассмотрения ходатайств, связанных с исполнением приговора (Апелляционное определение Московского городского суда от 25 февраля 2013 г. по делу N 10-289В.

Указанные случаи не свидетельствуют о противоречивости судебной практики, поскольку являются результатом конкуренции уголовно-правовых норм, определяющей принятие решения в зависимости от степени точности описания преступления. Тем не менее, решая вопрос о наличии оснований для пересмотра приговора в связи с изменениями уголовного закона, необходимо исходить из того, что ст. 159 УК РФ, являясь общей нормой, дает общее представление о характерных признаках всех преступлений, относящихся к специальным составам мошенничества. Она охватывает все самые разнообразные хищения, совершенные путем обмана или злоупотребления доверием. Каждая же из других новых статей является специальной нормой, предусматривает лишь один конкретный вид мошенничества, который возможно также отнести к особо квалифицированному составу мошенничества. Поэтому наличие всех элементов особо квалифицированного состава преступления является основанием для квалификации деяния по специальному составу мошенничества. При этом в случаях, когда установленные судом обстоятельства дела со всей очевидностью не свидетельствуют о наличии специального состава мошенничества, деяние следует квалифицировать в "старой" редакции закона.

С целью отграничения ст. 159.1 УК РФ от смежной с ней ст. 176 УК РФ необходимо обратить внимание на следующее.

С субъективной стороны оба преступления считаются умышленными. Разница заключается в том, что при мошенничестве умысел преступника существует уже в момент введения кредитора в заблуждение и направлен на противоправное и безвозмездное с корыстной целью изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. При незаконном получении кредита (ч. 1 ст. 176 УК РФ) умысел преступника направлен на временное получение кредита с последующим, пусть и несвоевременным, возвращением денежных средств, взятых в кредит.

На практике провести разницу между этими составами по субъективной стороне возможно и при наличии (отсутствии) определенных платежей со стороны заемщика. Однако, существует мнение, что оплата кредита несущественными суммами, явно не соответствующими размеру ежемесячного платежа, может свидетельствовать о попытке виновного избежать уголовной ответственности по ст. 159.1 УК РФ.

При квалификации мошенничества в сфере кредитования следует иметь в виду, что лицом, выполняющим объективную сторону преступления, может быть только заемщик, который состоит в договорных отношениях с кредитной организацией. Если данное обстоятельство судом не установлено, действия подсудимого должны квалифицироваться по ст.159 УК РФ.

Таким примером может служить уголовное дело, рассмотренное районным судом Саратовской области в отношении С.Н.А., действия которой квалифицированы по ч.3 ст.159 УК РФ. С.Н.А., являясь директором и учредителем ООО "Л.", с использованием своего служебного положения мошенническим способом получила денежные средства банка ООО "Х." в размере около 2 млн рублей, банка ООО КБ "Р." в размере 144 тыс. рублей, БанкаВ. в размере около 200 тыс. рублей. Как установлено по делу, осужденная находила граждан, которым требовались заемные денежные средства. С гражданами от имени ООО "Л." заключала фиктивные договора на изготовление пластиковых окон, по которым часть денег за товар должна быть оплачена кредитными средствами банков. Для получения гражданами кредита в банки она за них предоставляла ложные сведения о месте их работы, ежемесячном доходе. Когда банками кредиты гражданам были одобрены, кредитные денежные средства перечислялись на счета ООО "Л.", снимались С.Н.А. и использовались по ее личному усмотрению. Гражданам полученные деньги, а также пластиковые окна не передавались по различным надуманным причинам. Указанные действия С.Н.А. верно квалифицированы по каждому эпизоду по ч.3 ст.159 УК РФ.

Сам по себе факт предоставления заемщиком кредитору (банку) заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, в зависимости от обстоятельств дела, может содержать признаки приготовления к мошенничеству в сфере кредитования или покушения на совершение такого преступления.

Примером покушения на преступление, предусмотренное ст.159.1 УК РФ, может служить уголовное дело, рассмотренное районным судом г.Саратова в отношении Д.Т.Д., осужденного по ч.2 ст.159.1, ч.3 ст.30, ч.2 ст. 159.1, ч.3 ст.30, ч.2 ст.159.1 УК РФ. Согласно приговору, осужденный с неустановленным следствием лицом изготовил необходимые для получения кредита документы, в том числе поддельные: копию трудовой книжки с записью о трудоустройстве, справку по форме 2-НДФЛ о том, что Д.Т.Д. работал в должности водителя-экспедитора в ООО "А." со среднемесячной заработной платой более 30000 рублей. В целях получения кредита, заведомо зная, что не имеет возможности выполнить обязательства по кредиту, предоставил банкам ОАО "Р.", ОАО "РО.", ОАО "Б." сведения о себе, не соответствующие действительности. По результатам банковских проверок Д.Т.Д. в ОАО "Р." был предоставлен кредит в сумме 360000 рублей. В банках ОАО "РО.", ОАО "Б." в предоставлении кредита в 400000 рублей и 300000 рублей было отказано. Таким образом, по эпизодам мошенничества в банках ОАО "РО.", ОАО "Б." действия Д.Т.Д. были обоснованно квалифицированы как покушение на мошенничество в сфере кредитования.

 

Железнодорожным районным судом г.Барнаула рассмотрено одно уголовное дело о мошенничестве в сфере кредитования.

Так, приговором от 19.11.2013 года А.Н.А. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.159.1 УК РФ при следующих обстоятельствах:

А.Н.А., желая оформить необходимые для получения кредита документы, содержащие заведомо ложные сведения, передала неустановленным следствием лицам свой паспорт гражданина РФ. После чего, получила от неустановленных лиц документы, содержащие заведомо ложные сведения о месте ее работы и регистрации, а именно: две справки формы 2 НДФЛ и свой паспорт гражданина РФ, содержащий штамп о регистрации по месту жительства по несуществующему адресу, которые предоставила в банк для оформление заявки на оформление потребительского кредита в сумме 500000 рублей. Придя в указанное сотрудником банка время для получения денежных средств А.Н.А. была задержана сотрудниками полиции, таким образом по независящим от нее обстоятельствам не довела до конца свои преступные действия.

За указанное деяние ей назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год, на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 1 год с возложением дополнительных обязанностей не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденной; с периодичностью не менее одного раза в месяц являться на регистрацию в указанный орган в установленные этим органом дни и время.

Данный приговор в апелляционном порядке не обжаловался.

 

Стремительно изменяющееся уголовное законодательство требует от правоприменителей оперативного решения проблемных вопросов, связанных с его реализацией на практике. В особенности это важно на первом этапе применения нового уголовного закона - когда нет еще наработанной практики и руководящих разъяснений Верховного Суда РФ.

 

 

Судья М.В.Малецкая

 

 

 

 

Исп. Никотина С.Г.

Запись на консультацию
Адрес:
410004, Россия, г. Саратов, ул. Чернышевского д. 60/62 оф. 509.

Здание "Фрегат" напротив бассейна "Саратов", (район ледового дворца спорта «Кристалл», район Городского парка.)
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика